Как в Россию пришёл Новый год

Ура, наконец-то наступает Новый год – самый волшебный и удивительный праздник в году. Если переделать известное стихотворение, то на вопрос «Из чего только сделан Новый год?» можно ответить: из елки, игрушек, мишуры и хлопушек, цветных фонариков и… непременного запаха мандаринов! Однако так было не всегда…

ёлки

В России традицию празднования Нового года именно 1 января учредил никто иной как наш царь Петр Алексеевич   в 1700 году. Так что мы можем  не только отметить Новый, 2016, год, но еще и отпраздновать 316-летие этого  праздника в России.

До XVIII века Новый год отмечали 1 сентября, а летоисчисление шло от «сотворения мира». Это означало, что 1700 год по новому стилю равнялся 7208 году по старому. Петр I повелел сделать,  как во всей цивилизованной Европе, и после специального указа  от 20 декабря 1699 года отсчет лет начали производить уже от Рождества Христова.

В самом указе жителям столицы предписывалось на «больших и проезжих знатных улицах» украсить свои дома на время с первого по седьмое января ветвями сосновых, еловых и можжевеловых деревьев. Наступление Нового года должно было отмечаться совершением специальных богослужений в церквах и молельнях.

Фейерверки – «огненные потехи» царя Петра – стали неотъемлемым атрибутом празднования именно в начале XVIII века. Сам Петр заявлял,  если любимым развлечением его отца являлась охота, то он к этому интереса не имеет, и  у него с юности «была большая страсть к мореплаванию и фейерверкам». Расширению производства разных фейерверочных фигур способствовало создание еще в Москве в 1680 году специального ракетного заведения. Уже в то время русские пиротехники изготовляли  фейерверочные фигуры многих видов.

Все известные тогда в Европе изделия потешной пиротехники получили применение и в фейерверках, устраивавшихся в России. «Верховые» фигуры – ракеты и им подобные – отрывались от земли и быстро поднимались вверх, оставляя плавные или зигзагообразные светящиеся следы. Другие («низовые») во время своего сгорания производили огненно-световые эффекты или громкие выстрелы на самой площадке фейерверочного зрелища. Разнообразное сочетание «верховых» и «низовых» фигур составляло красивые и затейливые композиции.

Неотъемлемым элементом украшения огненных новогодних потех стали символы, аллегории и эмблемы. Они отражали не отвлеченные и абстрактные представления, а достаточно конкретные реальные идеи, задачи, события, которые уже свершились или только начинались. Так, например, аллегория в виде белки, грызущей орех с надписью «Без труда не получишь», напоминала об усилиях русской армии, предпринятых для овладения Нотебургом (Орешком), и одновременно призывала к преодолению других трудностей, встречавшихся в ходе Северной войны. В связи с этим заслуживают упоминания слова Петра, высказанные им по поводу взятия крепости Орешек: «Правда, что зело жесток сей орех был, однако ж, слава богу, счастливо разгрызен».

Некоторые изображения представляли собой едкие и остроумные карикатуры. Так, на одной картине были показаны осел (подразумевалась шведская армия и лично Карл XII) «во львиной коже гордящийся» и многие звери, избегавшие встречи с ним и со страхом озиравшиеся на него. Под изображением имелась надпись «Хотяше страшен бытии». Рядом, на другой картине, был показан тот же «презренный» осел, но уже с содранной «львиной кожей», и те же звери, забавляющиеся и насмехающиеся над ним. Здесь была также надпись: «Достоин быть смеха». Обе упомянутые картины показали в сатирическом жанре, как после Полтавской битвы был развенчан ореол непобедимости шведской армии.

Еще одной неотъемлемой чертой петровского новогоднего празднества стали ассамблеи – знаменитые увеселительные встречи, балы и прочие собрания с питьем и танцами, которые Петр своим указом от 1718 года обязал «всех чиновных лиц, живущих в Петербурге, проводить регулярно по очереди». Впервые на этих собраниях появились женщины в «зазорных» платьях с декольте и оголенными руками, которые должны были «пить и веселиться» вместе с мужчинами.

Театр фейерверочного представления находился на ледяном поле Невы, напротив дворца Меншикова. Там было построено декоративное сооружение в виде триумфальных ворот. Эти «врата» были оснащены многими и разнообразными изделиями увеселительной пиротехники, создававшими при своем сгорании разнообразные огненно-световые эффекты.  В проемах арок и в других местах и по фасаду триумфальных ворот показывались последовательно транспаранты, эмблемы, раскрывавшие содержание фейерверочного представления.

Так необычно и ярко вошел в историю нашей страны этот удивительный праздник.

 

Подготовил С. Сергеев, по материалам spbstarosti.ru

Картина Елочный торг. Генрих Матвеевич Манизер. Холст, масло.
Омский областной музей изобразительных искусств им. М. А. Врубеля

Вход

Введите свой электронный адрес и пароль

Запомнить Забыли пароль?

Восстановление пароля

Укажите электронный адрес, указанный при регистрации. На него будет отправлено письмо с новым паролем.